На главную Дмитрий Нагиев в театре Работы Д.Нагиева в кинематографе Работы Дмитрия Нагиева на телевидении У вас есть мнение? Выскажите его! Записи Фотографии и другие графические материалы Статьи о Дмитрии Нагиеве Непридуманные истории от Дмитрия Нагиева и Непридуманные истории о Дмитрии Нагиеве

Rambler's Top100

Телеинтервью Дмитрия Нагиева и Сергея Роста.

Телеинтервью Дмитрия Нагиева и Сергея Роста.

Авторская программа Нины Прибутковской "Из души в душу".

Нижегородская областная студия телевидения ННТВ. Эфир 1998 года.

(Все права принадлежат Нине Прибутковской).
Отдельное большое спасибо Людмиле Кушковой (Нижний Новгород), которая любезно предоставила это интервью.

Н.П. - Дмитрий, вот смотрю я на вас и думаю: откуда вы такие взялись гениальные,
внезапно обрушились на наши зрительские головы?

Д.Н. - По поводу гениальности, конечно, слухи сильно преувеличены. Есть гораздо
гениальнее, гораздо талантливее люди. Еще существует такой аспект, как
работоспособность. И на самом деле говорят, что 5 лет мы работаем на популярность,
а потом она работает на нас. Но у меня еще нет пяти лет, но и отдыха не было за это
время. Мне в этой жизни помогли только родиться, все остальное - по крайней мере, я
так думаю, мама считает иначе, - мне кажется, что все остальное я сам сделал.
Учился в театральном институте, туда же поступал Сергей Рост - мой нынешний
коллега, он не поступил на актерский, поступил на кукольное отделение, затем бросил
его и закончил режиссуру, а я закончил факультет "Актер театра и кино". Поэтому у
нас получился такой тандем. Затем меня пригласили на радио. Тогда это называлось
"Радио новый Петербург", которое погибло успешно на наших руках и через девять
месяцев родилось "Радио Модерн".

Н.П. - Ровно через девять?

Д.Н. - Через девять месяцев, да. Меня туда пригласили подбирать ди-джейский
состав. Затем предложили снимать программу на дешевом канальчике, небольшом
региональном. Когда мы разрослись и стали уже практически в том виде, в каком она
сейчас существует: Почему-то этот канал начал требовать с нас деньги за размещение,
как будто мы рекламная программа, в общем издеваться начали.

Н.П. - Почему?

Д.Н. - Черт его знает. Не мне вам рассказывать, какие отношения на телевидении,
кому-то мы не приглянулись. Программа тогда не была программой на двоих, она была
программой на энное количество человек, так получалось, что мы вдвоем, мы постоянно
кого-то брали. И одного, одну мы не взяли в свою программу. Из детей слуг народа,
скажем так.

Н.П. -Фамилию нельзя назвать?

Д.Н. - Не буду я, ни к чему это. И нас начали прижимать, издеваться над нами. В
результате мы ушли на шестой канал, который, обалдев от такого наглого и, как им
показалось, талантливого напора, предложили нас СТС, и мы теперь работаем на 180
городов страны. Вот и все.

Н.П. - Очки черные Вы носите постоянно?

Д.Н. - Мне мама всегда говорит: "Димочка, у тебя такие красивые глазки, не надевай
очки" (снимает темные очки). Я мало сплю, поэтому у меня глаза красные всегда.

Н.П. - Глаза у Вас голубые и очень красивые.

Д.Н. - Пускай в очках пока будет (одевает очки). Глаза нормальные. Я не кошу по
крайней мере, а в очках вроде как принадлежность к шоу-бизнесу:

Н.П. - Скажите мне по секрету, пока Роста нет. Рост в паре с Вами - это
случайность?

Д.Н. - Сейчас может я его и не выбрал бы уже с высоты сегодняшнего своего
невысокого полета. А тогда знаете, встретились два одиночества: Он может быть
сейчас меня не выбрал бы уже, когда есть из чего выбирать, а когда оба нищие,
голые, драные: Давай что-нибудь сделаем. Мы дружили с ним:, нет мы с ним не
дружили, нет. Дружба для меня очень тонкая и обязательная материя, я очень трепетно
отношусь к этому понятию - дружба. Мы были такие добрые знакомые. Я просто видел,
что он талантливый человек, а он присутствовал на множестве капустников, которые я
делал, учась в театральном институте. Встретились и все.

Н.П. - Говорят, что не ахти смешно, а смотрят. Вы сами-то можете объяснить, почему?

Д.Н. - Мы же не делаем гэги. Как говорится "анекдот со сцены - юмор взаймы". Мы не
разыгрываем анекдоты. К сожалению, у нас очень мало возможностей материальных и
временных. Каждая серия - абсолютно свой фильм, вот такими идиотскими маленькими
средствами, но законченный фильм, со своим началом и концом.

Н.П. - Играете блестяще, но не совсем понятен сценарий.

Д.Н. - Это к Росту. У нас четкое разделение труда: он пишет рыбу, потому что у
меня нет видения всего зрелища. Вот Вы сейчас снимаете свою программу и, наверное,
Вы видите всю программу целиком. У меня этого нет, я узкий мулечник. Я вписываю в
программу шутки. Поэтому ко мне можно вопросы по поводу юмора, хотя тоже не
хотелось бы отвечать на них, поскольку сколько дано, столько дано - больше нет. Вот
я Бенни Хилла смотрю: есть абсолютно тупые вещи, и даже его имя не скрашивает эти
тупые вещи. Вы наверное смотрели, когда красивая принцесса распахивает белое окно,
держит белую голубку, подкидывает ее и голубка так падает, кучей. Мне это смешно.
Когда выливают грязь - мне не смешно.

Н.П. - Пресса о Вас много пишет, Вы то сами довольны как о Вас пишут?

Д.Н. - Пишет, что потуги на юмор. Примерно дословно, что "блистательная игра
мальчиков не вытягивает жалкий юмор программы". Что бы не писали журналисты, надо
трезво понимать, для кого ты работаешь. Есть узкий круг внимания, есть широкий круг
внимания. Я сейчас имею в виду: Вот для меня определение, скажем, для кого ты
работаешь. В принципе, я работаю для женщин. Так мое творчество направлено. Но если
брать программу, то мы работаем отнюдь не для журналистов, и хотя те же самые
журналисты подтвердили какие-то наши домыслы по поводу полета нашей программы. Мы
выиграли практически все конкурсы страны. Единственное, что нам не хватило
изворотливости, и мы не уловили момент, когда и кому надо лизнуть попу, чтобы войти
в тройку на ТЭФИ, мы стали четвертыми. Но если взять рейтинг, то мы по всей стране,
где есть вещание СТС - 180 городов - мы держим четко первую, вторую позицию. Мы
единственная программа страны, которая обходит по рейтингу сериалы, ни одна
программа: "Городок", "Поле чудес" не обошла сериал по рейтингу на том канале, на
котором она выходит.

Н.П. - Юмор Ваших родителей как-то отличается от Вашего юмора, от юмора Вашего
поколения?

Д.Н. - Когда я работал на радио, только на радио, наверно я понимал, что в
основном молодежная аудитория и свою речь я строил именно на молодежь. Идет
какой-то сленг, все равно понятный ребятам. А сейчас по количеству писем от людей
любых возрастов мы понимаем, что смотрят все практически. Поэтому появляется просто
средний пласт юмора.

Н.П. - Кто придумал программу "Однажды вечером": Вы, Рост или однажды вечером Вы
вместе с Ростом?

Д.Н. - Не мой проект, сразу говорю. Если "Осторожно Модерн" - это мой проект,
придумалось в башке мной и режиссером программы Анной Пармас, то "Однажды вечером"
- это предложение компании СТС. Это вчистую слизано, видимо, я не смотрел, но
подозреваю, что с американских каких-то аналогов. Но если у нас в программу вложен
рубль, для сравнения, то в американский аналог тысяч 100 долларов, скажем, в каждую
программу, я так понимаю. Вот и вся разница. И если "Осторожно Модерн" держится на
двух людях, то "Однажды вечером" держится на одном, центральном ведущем. Как я себя
поведу, так и подхватывает Сергей, так поведет себя и гость, а иногда у меня сил
просто нет и я не знаю, что делать, поскольку сценария там вообще нет. Был у нас
артист Игорь Николаев, певец: вот он сидит и дает такого пафоса, прямо самая
хорошая такая позиция. Я говорю: "Игорь, а давайте:" - "Давайте Вы сначала:" - "А
Вы как считаете?:" - "А вы как считаете:" И я упираюсь, и мне нечего говорить,
нечего делать: И от этого у меня полная растерянность. Чем больше артист, не по
значимости, а вот здесь знаете (показывает на грудь), тем приятнее с ним работать.
У него такая снисходительность цинично-добрая. Приятно работать. Он понимает, что
каждый зарабатывает свой хлеб. Он мне помогает заработать свой хлеб, а я ему
благодарен - у нас получается сценка.

Н.П. - Но когда уж Вы выходите на сцену, Вы буквально мочите людей, которые
находятся рядом с Вами, Вам что, так нравится прикалываться над людьми?

Д.Н. - Я, во-первых, подозреваю, что артист, который выходит на сцену: Значит,
чтоб выйти на сцену надо для себя по крайней мере решить: имею я право выходить на
сцену или не имею. Раз приглашают меня вести какой-нибудь концерт, значит
приглашают некую лакмусовую бумажку, которая и помогает определить зрителям и
артистам имеет ли данный артист право выходить на сцену. Вы когда приглашаете, вы
же знаете, как я веду и поэтому вы хотите услышать примерно это. Я спрашиваю всегда
перед выступлением, я подхожу всегда корректно и спрашиваю у артиста, есть ли
вопросы какие-нибудь или темы, которые вы не хотели бы затрагивать. Человек за
кулисами говорит так: "Вы знаете, Дмитрий, нет плохих вопросов, есть артист,
который не может выкрутиться". Я говорю: "Обратите внимание, вы сами это сказали",
а когда мы выходим на сцену начинается уже ответ по векселям. И, как правило, люди
зажимаются.

НП: - Почему зажимаются?

Д.Н. - Не знаю, вот я сколько прессы читал после гастролей, написано, что Нагиев
кого-то: В Омске, скажем, были, дословно строчка: "некоторых из наших "звезд"
Нагиев приподнял на неведомую для них самих высоту, а некоторых откровенно
растоптал". Я - зеркальное отображение, это самое сложное, я выхожу и я -
зеркальное отображение. И чем больше против меня направлено у человека, тем мне
проще с ним работать. Это закон восточной философии, айкидо, если Вы знаете. Чем
сильнее сила на тебя, тем проще ее отобразить против. Я никого не унижаю, я перед
каждым могу извиниться, если что, я никого не оскорбляю. Но если дура выходит, вот
вышла дура совсем: Я просто залу говорю: "Видите господа, говорят, что в женщине не
сочетаются красота и ум", а она стоит лапоть лаптем, и зал смеется и получается,
что я ее обидел, а как я ее обидел, я корректно, держа ее под руку сказал: "Вот Вам
пожалуйста пример: красота и ум в одном человеке", а она просто такая стоит.. Ее
раскрутил папа, папик с волосатой рукой, купил место в программе "Однажды вечером".

Н.П. - А вам что, жалко денег заплатить или Вы очень верите в свой талант?

Д.Н. - Нет, я не говорю: Мне зачастую приходится работать там, где мне
отвратительно работать, мне зачастую приходится ездить на гастроли туда, куда мне
отвратительно ездить потому, что у меня нет ни капитала, ни за спиной моей никого
нет, нам приходится колбасить. Приходится на вечеринках улыбаться: Меня не взяли на
Петербургское телевидение с моей программой, сказали, что говнявая, плохая
программа. Плохая сказали, и сейчас руководство издали мне улыбается. А вот пришел
мой коллега Сергей Рост, он может тоже кое-что рассказать.

С.Р. - А кому мы даем интервью вообще, это из Израиля кто-то приехал?

Д.Н. - Это Нижний Новгород.

С.Р. - Самый сладкий город в мире.

Д.Н. - Я объясняю, что унижаться мы не унижаемся, но зачастую приходится работать
там, где отвратительно работать и общаться, здороваться, низко кланяться с кем не
хотелось бы даже руку подавать.

С.Р. - Нет, я думаю, что Дима немного преувеличил, тем более он человек такой
гордый и непримиримый, максималист во всем. Я что-то не видел, чтобы он кому-нибудь
вылизывал.

Д.Н. - А тебе?

С.Р. - Но это личное! А вообще я понял, о чем он говорит. Наверно все дело в том,
что артист - это такая профессия сложная, она сложна еще и тем, что ты должен
работать для любой аудитории. И Дима это знает, мы себя неоднократно на этом
ловили. Вот сегодня принимали хорошо, а завтра - плохо. Плохие зрители - нет,
плохой ты. Нельзя винить ни в чем зрителей. Артист, к сожалению особенно такого
жанра, как мы работаем, часто попадает в такие ситуации, вот я вам сейчас расскажу
маленький момент, правда не из нашей жизни:

Д.Н. - Я думаю, я могу идти уже, это надолго.

С.Р. - Нет, маленький пример. Великий Аркадий Исаакович Райкин выступает как-то с
проверенным номером. У него маска на лице, с носом, его персонаж, и он говорит
примерно так "ну кто я, скажи, ну кто я" - он обычно большой успех имел в этой
репризе - в зал обращался "ну кто я, скажи, ну кто я", обычно принимали хорошо,
молчали, смеялись, а тут кто-то возьми и крикни на весь зал - а дело происходило
чуть ли не в "Октябрьском" - "Жидовская морда!". Аркадий Исаакович снял маску и
потрясенный спросил: "Кто это сказал?" Никто естественно не признался. Он ушел со
сцены, не смог продолжить спектакль. Так вот я о чем говорю, об этом в принципе и
Дима говорит: нравится тебе, не нравится публика - ты должен ее обольстить, ты
должен ее вдохновить, ты должен быть ее кумиром вот в эту минуту, ты должен
привлечь к себе внимание, заслужить аплодисменты и выбраться даже из такой ситуации.

Д.Н. - Сергей просто считает, что он болгарин, поэтому если крикнуть "жидовская
морда", то он не обидится. "Болгарская морда"!

С.Р. - Да, и если скажут, что на телевидении работают только гомосексуалисты и
евреи, мы скажем "мы не евреи:"

Д.Н. - И к сожалению даже не гомосексуалисты:

С.Р. - И поэтому чего мы тут делаем? Вообще не понятно:

Д.Н. - Да, и я лично если бы пользовался своим телом, некоторыми частями общего
пользования своего тела, наверное я был бы уже на ОРТ года три. У меня была масса
таких предложений.

Н.П. - Вы - человек года?

Д.Н. - Да.

Н.П. - Человек какого года и где этот год происходил?

Д.Н. - 1996-1997. Это московское агентство "Интермедиа" проводит итоги по
прошествии года по количеству гастролей, работ, интервью на телевидении, в прессе.
Подводит итог и все. Я назван человеком года и работоголиком года.

С.Р. - Он назван мужчиной года, а я назван женщиной года.

Д.Н. - Да.

Н.П. - А вы сами-то можете назвать в одночасье, что с вами произошло однажды
вечером?

Д.Н. - Да, такая вот совсем не смешная история. Однажды вечером я вернулся из
армии и заявил маме, что я хочу быть артистом. Мама сказала: "Димочка, ну куда ты
суешься, 160 человек на место, езжай в Свердловск, там 50 человек на место". Я
сказал: "Мам, я попробую просто". Она говорит: "Ну у нас ни блата, ничего нет.." Я
пришел однажды утром в театральный институт на консультацию, случайно прошел ее с
одной басней "Ворона и лисица". Пришел на первый тур. Когда меня спросили: "Давайте
начнем с басни" - сказал мастер, а второй мастер шепнул ему на ухо что-то. Когда я
начал читать "Ворона и лисица", мне сказали: "Э, послушайте, вы нам это в прошлый
раз читали, а посвежее ничего нет?" - "Ну вот у меня полбасни "Волк и ягненок"
есть:" Я вот так с "Вороной и лисицей" и половиной басни "Волк и ягненок" поступил
в театральный институт.

С.Р. - Я не могу выбрать историю на самом деле. Дима Димой, но у меня их было
очень много. Это все равно, как как-то Георгия Александровича Товстоногова спросили
на творческом вечере на всю страну: "Ваша любимая актриса". Он выдержал паузу и
сказал: "Будучи режиссером и мужчиной так вот назвать одну на всю страну, это
значит покончить жизнь самоубийством". Но нельзя выбрать: я могу Вам начать
рассказывать, это будет как рукопись, найденная в Сарагосе. Это будет до
бесконечности продолжаться, у вас кончится пленка, уснет наконец оператор и все
разойдутся, а мы будем все говорить и говорить. Историй очень много.

Н.П. - Творческие коллективы возникают и гаснут, как звезды. Есть ли у вас
уверенность, что ваш творческий коллектив не распадется?

С.Р. - У меня есть надежда, что не распадется, я в это верю и мне бы хотелось,
чтоб так получилось. Приходит очень много писем, вот буквально недавно я получил
последнюю почту:

Д.Н. - С вопросом "Когда же вы наконец разойдетесь?.."

С.Р. - Нет, я тебе не давал почитать, хотя сейчас тебе захочется:

Д.Н. - Я тебе тоже много не давал, я тебя берегу и поэтому тебе тоже многое не
давал:

С.Р. - Нет, там очень хорошие, просто в каждой почте есть несколько писем, где
люди беспокоятся об этом и говорят, вот надеемся, что ничто вас не поссорит, вы не
разойдетесь, такой замечательный дуэт. И я очень благодарен этим людям за письма и
я считаю, что да, мы нашли друг друга и это очень большое счастье, я этим счастьем
дорожу, горжусь и радуюсь.

Д.Н. - Хотя, наверно, так как мы сейчас говорили все-все группы, и "Секрет", и
"Битлз", и куча, куча, куча: Неизвестно и пути Господни неисповедимы. Я не буду
скрывать, если мене завтра предложат контракт с "Уорнер Бразерс" на десять картин у
Спилберга, я искренне, со слезой в правом глазу, пожму у Сергея руку:.

С.Р. - А если на девять?

Д.Н. - Начиная с пяти, и уеду.
 

С.Р. - Так раз, раз и "отшумели летние дожди":.

Д.Н. - Хочу сказать, что без любви жить можно, если не знаешь, что это. А если
узнал, то уже нельзя - не живите на свете без любви. Хочется пожелать вашей
программе, как и вашему городу, медленно, но верно подниматься вверх, хотя путь
вверх достаточно тернист и чем выше карабкаешься по пирамиде, тем меньше точка
опоры. Хочется пожелать, чтоб вы не теряли эту точку опоры.

С.Р. - Да.
 

Вела беседу Нина Прибутковская



 







Главная Театр Кино ТВ Форум Энциклопедия Звук Фото Пресса Истории от Д.Н.