На главную Дмитрий Нагиев в театре Работы Д.Нагиева в кинематографе Работы Дмитрия Нагиева на телевидении У вас есть мнение? Выскажите его! Записи Фотографии и другие графические материалы Статьи о Дмитрии Нагиеве Непридуманные истории от Дмитрия Нагиева и Непридуманные истории о Дмитрии Нагиеве

Rambler's Top100

«И вот пришла она, женщина-героиня»

Сериал "Каменская" на НТВ

За рубежом в детективном жанре фемина уже давно не просто потеснила прославленных представителей сильного пола, но и стала своего рода символом торжествующей политкорректности. Последние 10-15 лет происходила поступательная замена перекачанных и зверолицых суперменов (в том числе и очень даже обаятельных) на неярких в общем-то дам, способных одолеть Мировое Зло в лице его низших представителей тонкой интуицией и недюжинным интеллектом. Настал черед и российского кино.

«Она написала убийство» с неунывающей вдовой-янки Джей-Би Флетчер, «Жюли Леско» с одноименной обаятельной француженкой из криминальной полиции, немецкая «Комиссар полиции» и ряд других, менее заметных телесериалов, прочно заняли свою нишу на российском телерынке. О популярности того или иного сериала, как известно, можно судить по количеству «рекламных пауз». И здесь мы «впереди планеты всей»: часовая теленовелла с Еленой Яковлевой в главной роли прерывается рекламой по восемь и более раз.

Неслыханную популярность «Каменской» можно было бы объяснить успехом практически всех произведений Александры Марининой, где так или иначе фигурирует «майор Настя». Говорят, по России насчитывается не менее полутора десятков фан-клубов удачливой писательницы, чьи книги по тиражам уже вполне могут конкурировать с трудами классиков марксизма-ленинизма. Но, думается, дело не только в этом.

Идеологическая гомосоциальность советского кинематографа женщину изрядно дегероизировала. В лучшем случае положительная героиня могла рассчитывать на участь передовой доярки или постового милиционера (вспомним фригидную Варю из фильма «Место встречи изменить нельзя»). Настоящий герой, пахнущий потом и порохом, с жутко сексуальной небритостью и весь в коже, был непременно мужчиной. Зиночку из «Знатоков» в расчет можно не брать: своей серой мешковатой фигурой она лишь оттеняла красавца Знаменского, заставлявшего млеть не одно поколение советских телезрительниц. То же было и везде: маленький твердый Жеглов, статный седовласый Анискин, демонический Следователь - Бурков, с десяток имянарицательных "сержантов милиции" с безупречной биографией отличников боевой и политической подготовки и с непременной ямочкой на подбородке (ах!).

Каменская другая. И вовсе не потому, что в главной роли. Просто Маринина (а вслед за ней и авторы сериала) чутко уловили нашу усталость от гиперагрессивного и сверхнатуралистичного кино. За рубежом в свое время эту смутно ощущаемую потребность в ком-то тонком и доверчивом уловили братья Коэны, снявшие бесподобный фильм «Фарго». Главная героиня не просто женщина-полицейский, но вдобавок еще и беременна. Последнее обстоятельство, впрочем, абсолютно не помешало ей и раскрыть преступление, и создать образец в высшей степени дееспособного американского гражданина.

Столичной штучке Каменской, конечно, немного проще, чем питерским «ментам». Вместо архаичного и недалекого Мухомора ее непосредственный начальник - Колобок, и этим почти все сказано. Усатый ас-муровец опекает Настеньку поистине с отцовской нежностью. Очкарик-жених, типичный «доцент», не только не встревает в увлекательные умопостроения Каменской и ее служебную жизнь, но и тактично исчезает с периодичностью примерно раз в две серии. Не стоит и говорить, что чувство ревности у мужской части зрительской аудитории этот «пунктум» не может вызывать просто по определению. А это важно: положительный герой должен быть потенциально доступен.

Каменская-Яковлева оглушает своей беззащитностью. Она не наивна, но открыта. Не ранима, но чувствительна. Рядом с ней органично смотрится «модерновец» Нагиев (в сериале - Михаил Лесников), потому что Каменская создает округ себя пронзительную ауру утонченной игры повзрослевших и социально интегрировавшихся детей. И зритель, понимая это, не ждет постельных сцен или скабрезных шуток в стиле Генерала - Булдакова или Толика Дукалиса. У детей свой, особый мир, где слезы превращаются в бриллианты обручальных колец, а перекошенное ненавистью лицо бандита расплывается, как «Украденный сон».

 

Николай ТУЧА

28-06-2000







Главная Театр Кино ТВ Форум Энциклопедия Звук Фото Пресса Истории от Д.Н.